Карманные деньги детям. Рекомендации психолога

Воспитывая у ребенка правильное отношение к деньгам, родители одинаково не хотят увидеть сына или дочку как жадиной-скупердяем, так и легкомысленным транжирой. Как избежать этих крайностей и научить детей распоряжаться карманными деньгами?

карманные деньги детям

Помните, друг Карлсона Малыш ангельским голосом просил у своего папы «немного наличными», чтобы купить собаку? Так в жизни обычно и случается: еще совсем недавно розовый пухлый пупс требовал в магазине: «Купи!», а сегодня семилетний член семьи совершенно осмысленно говорит: «Не дашь ли ты мне денег?»

Рано или поздно этот вопрос звучит в каждой семье, знаменуя определенный этап становления самостоятельности ребенка. Момент очень важный и для него самого, и для его родителей. Прежде всего, потому, что умение обращаться с деньгами закладывается буквально при первых опытах с материальными средствами.

Деньги у ребенка могут появиться из двух источников: карманные — выданные родителями или родственниками и заработанные, что в наши дни не такая большая редкость. Путем опросов знакомых родителей мне удалось вычленить два самых распространенных подхода к детско-денежному вопросу, у каждого из которых примерно одинаковое количество приверженцев.

Одни родители уверены, что карманные деньги ребенку ни к чему, особенно в начальной школе. Вот что говорит об этом Дина, мама восьмилетнего Владика: «Сначала, когда Влад оставался на продленке, я давала ему с собой 20 рублей, на обед, на чай, еще на что-нибудь. И убедилась, что это совершенно не нужно. Ребенку, которого в школу привозят и забирают родители, деньги просто негде потратить. Обеды мы оплачиваем, собирая на них деньги сразу на месяц вперед, больше в школе покупать, в принципе, нечего. Даже при таком раскладе сын умудрялся накупить на все деньги ерунды: чупа-чупс на весь класс, печенье, которое он потом забыл в рюкзаке. Мне лично просто жалко заработанных мною денег».

Действительно, когда на все выданные деньги оптом закупаются наклейки с отвратительным человеком-пауком, становится крайне обидно.

С другой стороны, надо понимать, что у каждого возраста свои интересы и представления о необходимом. В принципе, удочка № 5 в коллекции папы и десятый тюбик маминой помады — то же самое, что россыпи проклятых покемонов. Вот это, пожалуй, самый сложный момент в отношении «детских денег»: нужно признать за ребенком полное право тратить выданную сумму так, как ему кажется правильным. А это уже серьезный элемент самостоятельности, первая проба родителей на умение предоставить ребенку автономность.

Хотя невозможность в целом полностью контролировать ребенка — это для многих родителей серьезный довод подождать с выплатами «на личные расходы». «Если, — сказала мне мама 10-летней Кати, — я не должна контролировать эти расходы сейчас, то как я смогу узнать о тратах в более старшем возрасте? Нужно ведь отдавать себе отчет, что еще через три года серьезно зазвучит тема курения, косметики, не дай Бог, наркотиков!» Да, мир вокруг полон соблазнов, однако отсутствие денег в кармане редко становится сдерживающим фактором. Гораздо сложнее, но и результативнее построить отношения с ребенком таким образом, чтобы он сам захотел поделиться с вами своими планами на денежные средства.

Но есть категория родителей, справедливо полагающих, что ребенок — такой же человек, член социума, и не стоит ставить его в унизительное положение рядом с платежеспособными сверстниками. Ребенку не хочется выглядеть в глазах сверстников маленьким, бедным или недостойным доверия — ведь именно так он и его ровесники могут расценить факт отсутствия карманных денег.

Мама 13-летнего Вити рассказала такую историю: «Когда сыну было 10 лет, мы неожиданно узнали, что он неоднократно воровал деньги — у меня, у бабушки, у одноклассницы. Устроив большое внутрисемейное разбирательство, я была шокирована его объяснением: оказывается, сын покупал на эти деньги то же самое, что и все его одноклассники, — жвачку, какие-то детские журналы, сок. Он признался, что все ребята по дороге домой заглядывают в магазин или в киоски и покупают всякую мелочь на свои деньги. Он же всегда был без средств. В результате занял у кого-то из друзей, потом еще… Когда я спросила: «Почему же ты не сказал мне сразу?», сын ответил: «Ты бы сказала: я куплю тебе все сама» или «Жвачка вредна для желудка», а потом я побоялся рассказать, что без разрешения взял деньги в долг». А мне как-то и в голову не приходило, что это так важно для третьеклассника — иметь свои деньги».

Конечно, ребенок не обязательно пойдет на такие крайние меры. Но если он будет «просто» исступленно завидовать, ненавидеть «богатых» сверстников и понесет комплекс своей неполноценности по жизни дальше, это разве намного лучше? Распоряжаться деньгами — это навык, который появляется все-таки в результате проб и ошибок. И в детстве этот курс можно пройти с меньшими потерями и разочарованиями. Какой бы алгоритм поведения вы ни выбрали, прислушайтесь к следующим рекомендациям.

карманные деньги детям

Во-первых, специалисты не советуют давать карманные деньги дошкольнику.

Ребенок еще слишком мал, чтобы правильно понять их предназначение. Лучше оговорить определенную сумму и день, в который вы потратите эти деньги на выбранную игрушку.

Во-вторых, обязательно обсуждайте с ребенком происхождение денег в семье.

Пусть знает, кем вы работаете, если речь идет о подростке, сколько реально зарабатываете, какие существуют подработки. Очень полезно бывает подсчитать с карандашом в руке, сколько денег семье необходимо, сколько реально есть, на что можно рассчитывать в этом месяце, а на что в следующем. Эгоисты, требующие своего «с ножом к горлу» — это, как правило, дети, не имеющие адекватного возрасту представления о доходах семьи.

В-третьих, если вы считаете нужным выдавать ребенку деньги на карманные расходы, определите сумму сразу.

«Карманные» — это значит небольшие суммы, в карманах обычно водится мелочь. Определите также день, в который вы даете ребенку деньги: это позволит ему лучше ориентироваться в своих личных тратах.

В-четвертых, оговорите сразу, какие расходы будут делаться из кармана ребенка: например, канцтовары, журналы, мороженое.

Если у соседки по парте день рождения, наверное, справедливо будет потратить на подарок именно детские деньги. Заранее наберитесь терпения: наверняка будут ссоры по поводу купленных леденцов из химикатов или потерянного кошелька. В конце концов научиться правильно тратить деньги — почти так же сложно, как и зарабатывать.

А как решается проблема «Дети и деньги» в отряде «звезд» и известных персон?

Детали разные, суть — одна: деньги всего лишь инструмент для исполнения желаний. Научить ребенка разбираться в самом себе, управлять своими желаниями — и значит научить его обращаться с деньгами.

Татьяна Веденеева, телеведущая, актриса, вице-президент компании «Трест В»:

Мой сын Дима был еще маленький, когда я давала ему возможность «заработать» и почувствовать, как это здорово — деньги, полученные за свой труд. Задания были самые банальные — например, прибрать свою комнату. Ему не нравилось прибирать комнату, и когда он подрос, то стал хитрить. Взрослые восхищались его картинками, Дима рисовал очередной шедевр и нес мне: «Посмотри!» Он надеялся, что за это ему тоже «заплатят», сын не понимал, почему мы так хвалим его, а денег за рисунки не даем.

Конечно, ребенку надо давать деньги на карманные расходы, чтобы у него не развился комплекс неполноценности. Хотим мы того или нет, а на него идут такие информационные потоки, его так убеждают, что именно это он должен иметь, что приучить ребенка «не иметь» просто не получится. Но меня, например, всегда пугала такая вещь: если мой сын не будет знать цену деньгам, привыкнет тратить сколько угодно, а я, например, завтра обеднею — никто ведь не знает, что с тобой случится завтра, — то у него просто не будет никакого иммунитета к реальным жизненным трудностям. Я — противник больших денег и дорогих вещей для подростка. Я жила на Западе и знаю не понаслышке, что у них в старших классах ребенок богатых родителей ни за что не станет кичиться перед другими — это не принято, его не поймут и от него отвернутся. Там в обществе демократия существует реально.

Мой сын восемь лет прожил в Англии, окончил там школу, сейчас учится на первом курсе университета.

Дима привык к карманным деньгам и к самостоятельности. Когда он пришел в эту английскую школу, родителям сразу сказали, какую примерно сумму в месяц надо давать ребенку. Они там с детства общаются в маленьких кафе, пабах — это недорого, но общепринято, и, конечно, мы посылали эти деньги. Ни капельки они Диму не испортили. Меня даже удивляет, каким он вырос скромным. В интервью одному журналу я похвасталась: «Мой сын мечтает стать писателем. Он только на первом курсе факультета журналистики, а его послали в Лондон брать интервью у известного кинорежиссера!» Димка даже расстроился: «Мам, ну зачем ты про меня…» У нас с мужем на двоих трое детей. У меня сын, а у Юры две дочери. Старшая, Лана, ей восемнадцать, отличница по природе и совершенно домашняя девочка, ее никуда особенно не тянет, и деньги ей нужны минимальные. А младшей, Нате, все всегда надо, она страшно любознательная, хочет везде побывать, все посмотреть, и «обходится» она отцу куда дороже старшей. Мы считаем это нормальным: разные дети, разные деньги.

Андрей Бильжо, художник, врач-психиатр:

Наш сын Антон никогда не канючил, не просил денег и по карманам не лазил. Когда он вырос, то к нашему с женой удивлению вообще стал брать деньги у нас очень неохотно. Мама не могла уговорить сына пойти купить новые ботинки или курточку. «Мне не надо», — твердил он упрямо.

Я сам в детстве тоже не приставал к родителям со словом «дайте». Я как-то соображал, сколько они зарабатывают и сколько могут мне дать.

Но, по-моему, не надо бояться давать деньги подростку, подозревая, что он немедленно потратит их на алкоголь или наркотики. Если ему сильно захочется, он все равно так или иначе денег раздобудет. А вообще в детей деньги надо вкладывать. Это выгодное вложение. Наш Антон, например, окончил компьютерные курсы, курсы скорочтения, занимался платно китайской гимнастикой. После окончания университета начал работать и зарабатывать — пока, конечно, небольшие деньги, но теперь за гимнастику платит сам. А вот компьютер я ему купил, и квартиру, которую они снимают с женой, оплачиваю. Сыну это не очень нравится, но обстоятельства вынуждают его терпеть родительскую опеку.

Полина Дашкова, писательница:

Каждое утро перед школой я выдаю дочкам деньги — небольшие, чтобы они могли поесть, купить себе ручку или тетрадку. Но старшей, Ане, денег никогда не хватает, она жуткая транжира. А Даша, которая младше Ани на семь лет, тратит деньги очень осторожно, хотя никто ее этому не учил. У нее в кошелечке всегда есть мелкие бумажки, и мы с отцом часто у нее занимаем, а потом честно возвращаем. Аня тоже, конечно, занимает у сестры, но иногда забывает отдать, а маленькой неудобно напоминать. Понятно, что у шестнадцатилетней девочки потребностей и соблазнов больше, чем у девятилетней. Одно время Аня категорически была против того, чтобы мы с ней вместе покупали ей вещи. Ей казалось, что она сама во всем прекрасно разбирается и знает, что ей нужно. Я давала ей деньги на покупки, а потом выяснялось, что она купила нечто невозможное, что просто нельзя носить. Эти неудачи Аню несколько охладили, теперь она рада, если я могу вместе с ней выбраться в магазин.

Сама я не очень люблю ходить по магазинам и немного теряюсь перед выбором. Предпочитаю ходить вместе с дочками. Во-первых, они такие шустрые, выудят откуда-нибудь совершенно «мою» кофточку, которую я бы сроду не заметила. А во-вторых, у них нет комплекса перед вежливостью продавцов. Я этого прессинга подчас не выношу: продавец потратил на меня время, а мне ничего не подошло. Мне легче купить ненужную вещь, чем чувствовать себя виноватой. А дочки говорят жестко: «Мама, все, пошли». Ане я часто даю деньги на продукты, которые она покупает по дороге из школы. Но никогда не заставляю отчитываться до рубля, сколько она истратила. Со мной так поступали в детстве мои родители, и я считаю, что унижать ребенка недоверием нельзя. Что-то по-тихому прикарманит? Не вижу в этом ничего страшного, на мой взгляд, ничто так не портит человека, как недоверие взрослых.

Максим Никулин, директор Московского цирка на Цветном бульваре:

По-моему, оба моих сына смешные. Если их учеба оставляет желать лучшего, то характер у обоих замечательный — легкий, озорной, незлобивый. И Юра, и Максик совсем нетребовательны: дашь денег — спасибо, нет — не выпрашивают. Ну, разве что старший — ему шестнадцать — упрекнет меня, что пью дорогое пиво, а ему, видимо, приходится пить недорогое. Или Максик надуется как мышь на крупу: купили «семейный» мотоцикл, мы с Юрой катаемся, а Максиму седло высоко.

Одежду они носят из магазина «21-й век», не самую дешевую и изрядно навороченную — «гриндера» там всякие. Но мы с женой Машей нормально зарабатываем и считаем, что дети должны ходить в том, в чем им комфортно. Своих вкусов стараемся не навязывать — придет время, снимут они эти тяжеленные ботинки. Бывает, что встает вопрос о какой-то большой покупке для ребят, и мы вместе, всей семьей ее обсуждаем. Старшему подарили на день рождения проигрыватель для дисков, он, видно, воодушевился и попросил персональный компьютер. Я ему говорю: «Обоснуй, тогда куплю». Обосновать он не смог, и я не стал тратить $1500 на машину, в которую он будет с утра до ночи играть. Интернет на домашнем компьютере принципиально не ставлю, а то он и оба вообще спать перестанут. Офис жены находится прямо в нашем доме. «Нужен Интернет, — говорю, — спуститесь к маме».

Авторы: Елена Преображенская, психолог; Татьяна Шохина, журналист.

Поделиться ссылкой с друзьями и коллегами:

Уроки Изо

Сайт «Урок ИЗО» представляет собой энциклопедию, где содержится вся необходимая информация для подготовки и проведения интересного, творческого урока изо, мхк, труда.